Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

Запрет на недобросовестную конкуренцию

Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

В соответствии с п. 9 ст.

4 Закона о защите конкуренции под недобросовестной конкуренцией понимаются любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам – конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Существенный вклад в определение понятия недобросовестной конкуренции вносят международные соглашения в области защиты интеллектуальной и промышленной собственности (патентов, товарных знаков, промышленных образцов и т.д.

), в том числе Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., согласно ст. 10.

bis которой всякий акт, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах, считается актом недобросовестной конкуренции.

Учитывая, что Российская Федерация является участником указанной конвенции, закрепленное в ней понимание недобросовестной конкуренции было воспринято федеральным законодателем[1], в силу чего недобросовестная конкуренция представлена как деятельность, направленная на получение преимуществ, которая может противоречить не только законодательству и обычаям делового оборота (п. 1 ст. 5 ГК), но и требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. Такой подход расширяет[2] область судебного усмотрения в сфере пресечения недобросовестной конкуренции и связан с многообразием форм и методов недобросовестной конкуренции, не все из которых могут прямо противоречить законодательству или обычаям делового оборота.

Положения ст. 10-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г. восприняты антимонопольным законодательством РФ в части, касающейся запрета на недобросовестную конкуренцию. При этом из ч. 1 ст. 2 Закона о защите конкуренции вытекает взаимосвязь условий применения соответствующих норм данного закона и определенных ст.

10 ГК правовых последствий «злоупотребления правом» и «использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции», что позволяет суду в каждом конкретном случае с помощью понятийного аппарата антимонопольного законодательства (ст. 4 Закона о защите конкуренции) обосновывать отказ в защите того или иного субъективного права в соответствии с п. 2 ст.

10 ГК на основе исследования конкурентной тактики правообладателя.

В настоящее время правовое регулирование недобросовестной конкуренции осуществляется Законом о защите конкуренции, который определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения как монополистической деятельности, так и недобросовестной конкуренции (п. 1 ч. 1 ст. 1).

Из приведенного выше определения вытекают следующие характеризующие недобросовестную конкуренцию признаки:

  • • наличие действия хозяйствующих субъектов или группы лиц;
  • • направленность действия на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности;
  • • противоречие законодательству РФ, обычаям, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости осуществляемых действий;
  • • наличие у хозяйствующего субъекта-конкурента вследствие осуществленных действий действительных или потенциальных либо убытков, либо вреда, причиненного деловой репутации.
  • 1. Наличие действия хозяйствующих субъектов или группы лиц. Согласно указанному признаку в качестве противоправного поведения может выступать только действие. Бездействие не может рассматриваться в качестве недобросовестной конкуренции, в силу чего содержащийся в ст. 14 Закона о защите конкуренции перечень запретов на недобросовестную конкуренцию не подлежит расширению за счет пассивного поведения (бездействия).

Указанное обстоятельство не создает пробела в правовом регулировании отношений по защите конкуренции, поскольку восполняется запретом на злоупотребление доминирующим положением в виде бездействия, совершаемого правонарушителем в одностороннем порядке.

Запрет на недобросовестную конкуренцию адресован тем лицам, которые способны выступать с точки зрения Закона о защите конкуренции хозяйствующими субъектами.

Иные лица, являющиеся самостоятельными участниками группы лиц (ст. 9 Закона о защите конкуренции), но не обладающие статусом хозяйствующего субъекта, не подпадают под действие запрета на осуществление недобросовестной конкуренции.

К таковым следует отнести: физические лица, являющиеся участниками (учредителями) юридического лица, занимающие должности в органах управления юридическим лицом, их супругов, родителей (в том числе усыновителей), детей (в том числе усыновленных), полнородных и неполнородных братьев и сестер, и пр.

Не вызывает сомнения, что эти лица могут опосредовано воздействовать на хозяйственную компетенцию хозяйствующих субъектов и, как следствие, осуществление последними предпринимательской деятельности.

Их действия непосредственно не попадают под понятие недобросовестной конкуренции по формальному критерию, но находящийся под их влиянием хозяйствующий субъект обязан соблюдать устанавливаемые Законом о защите конкуренции запреты.

При этом не является обязательным установление факта нахождения недобросовестного конкурента и потерпевшего в конкурентных отношениях – действие осуществляющего недобросовестную конкуренцию хозяйствующего субъекта может быть направлено как на конкурирующего с ним субъекта или контрагента, так и на неопределенный круг конкурентов или потенциальных покупателей.

Пунктом 2 ст. 11 ГК и гл. 9 Закона о защите конкуренции предусмотрена возможность защиты гражданских прав в административном порядке в случаях, установленных законом. Антимонопольный орган, рассматривая дела о нарушениях антимонопольного законодательства, принимает решения и выдает предписания, направленные на защиту гражданских прав, нарушенных вследствие недобросовестной конкуренции.

Поэтому, с учетом содержания п. 14 постановления ВАС РФ № 30 антимонопольный орган в соответствии с полномочиями, перечисленными в п. 2 ч. 1 ст.

23 Закона о защите конкуренции, вправе включить в предписание указание на совершение конкретных действий, выполнение которых лицом, нарушившим антимонопольное законодательство, позволит восстановить права других лиц, нарушенные вследствие недобросовестной конкуренции, в необходимом для этого объеме.

Кроме того, при нарушении антимонопольного законодательства одним из членов группы лиц предписание может быть дано и иным членам группы в случае, если они способны обеспечить устранение нарушения.

Размер доли, занимаемой хозяйствующим субъектом на рынке, при рассмотрении вопроса о квалификации действий в качестве недобросовестной конкуренции значения не имеет.

Запрет на недобросовестную конкуренцию устанавливается исходя из норм Закона о защите конкуренции, формулирующего требования для хозяйствующих субъектов при их вступлении в гражданско-правовые отношения с другими участниками гражданского оборота, вне зависимости от того, занимают они доминирующее положение или нет (п. 1 постановления ВАС РФ № 30).

2. Действия должны быть направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности.

В данном случае запрет распространяется на действия, совершаемые в рамках осуществления предпринимательской деятельности как разновидности экономической деятельности, и не распространяется на иные виды деятельности, фактически осуществляемые предпринимателями.

В сравнении в этой нормой ч. 2 ст. 34 Конституции РФ устанавливает более общий запрет, не допуская экономическую деятельность, направленную на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Указание на получение преимуществ исключительно при осуществлении предпринимательской деятельности приводит к ограничению круга хозяйствующих субъектов, на которых распространяется запрет на недобросовестную конкуренцию, поскольку в силу п. 5 ст.

4 Закона о защите конкуренции к хозяйствующим субъектам относятся не только индивидуальные предприниматели и коммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность, но и некоммерческие организации, осуществляющие помимо предпринимательской иную приносящую им доход деятельность.

Любая предпринимательская деятельность направлена не только на получение прибыли как таковой, но и на приобретение преимуществ, реализуя которые предприниматель сможет достичь более существенных результатов. Это легальные преимущества, право на получение которых вытекает из самого характера реализуемой предпринимателями деятельности.

Но использование преимуществ возможно только в условиях конкуренции как соперничества хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность другого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Соответственно, действия, направленные на получение необоснованных преимуществ, нарушающие установленные требования, трактуются как акт недобросовестной конкуренции.

3. Противоречие осуществляемых действий законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости.

В понятии недобросовестной конкуренции используется словосочетание «законодательство РФ», которое отличается от понятия «антимонопольное законодательство» и соотносится с последним как общее и частное.

Поэтому действия, трактуемые как недобросовестная конкуренция, могут нарушать как собственно антимонопольное законодательство, так и законодательство РФ вообще. Это же исключает возможность признания недобросовестной конкуренцией действий, противоречащих законодательству субъектов РФ и муниципальных образований.

Состав гражданского законодательства, определяемый ст. 3 ГК, также шире.

И хотя антимонопольное законодательство основывается на гражданском законодательстве, его применение к отношениям по защите конкуренции должно иметь ограничительный характер, поскольку антимонопольное законодательство является специальным по отношению к гражданскому.

Поэтому потенциальный перечень требований, которым должны соответствовать совершаемые хозяйствующими субъектами действия для целей их идентификации в качестве недобросовестной конкуренции, шире, чем требования антимонопольного законодательства.

Нарушение требований добропорядочности, разумности и справедливости необходимо выявлять, оценивая сложившуюся ситуацию. Установление требований такого рода не является чем-то исключительным. В ст.

6 ГК требования добросовестности, разумности и справедливости выступают критерием, используемым при применении аналогии права.

Разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (ст. 10 ГК).

Так, антимонопольный орган сделал вывод об отсутствии нарушений антимонопольного законодательства, поскольку действия организации, направившей в ответ на заявления потребителей о расторжении договоров энергоснабжения письма с просьбой еще раз подумать о последствиях своих действий, были оправданы разумным вниманием к интересам всех участников отношений по энергоснабжению, стремлением исключить трудности и конфликты «переходного» периода (от одного поставщика к другому)[3].

Правовое значение приведенных норм состоит в том, что они закрепляет презумпцию добросовестности и разумности действий субъектов гражданских правоотношений. Любая презумпция имеет прежде всего процессуальное значение, так как распределяет между сторонами спорного правоотношения обязанность (бремя) доказывания[4].

Поэтому доказывать недобропорядочность, неразумность и несправедливость должен тот, кто с таким поведением связывает правовые последствия, т.е. антимонопольный орган. Это же следует и из положений ст.

65 АПК, согласно которой каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

4. Наличие у хозяйствующего субъекта-конкурента вследствие осуществленных действий действительных или потенциальных либо убытков, либо вреда, причиненного деловой репутации.

Неблагоприятные последствия, вызываемые осуществлением недобросовестной конкуренции, проявляют себя в виде материальных последствий – убытков (абз. 1 п. 2 ст.

15 ГК), либо нематериальных – вреда, причиненного деловой репутации.

Деловая репутация согласно п. 1 ст. 150 ГК относится к категории нематериальных благ и не имеет своей легальной дефиниции. Деловая репутация может выступать объектом договора коммерческой концессии (п. 2 ст. 1027 ГК), вкладом товарища в общее дело согласно договору простого товарищества (п. 1 ст. 1042 ГК).

Причинение вреда деловой репутации может быть осуществлено путем искажения либо использования имени гражданина порочащими способами (абз. 2 п. 5 ст. 19 ГК), распространения не соответствующих действительности сведений (ст. 152 ГК), извращения, искажения или иного изменения произведения (п. 2 ст. 1266 ГК).

Все это позволяет наделить репутацию определенным имущественным содержанием, представляющим ценность для ее обладателя.

Источник: https://studme.org/66757/pravo/zapret_nedobrosovestnuyu_konkurentsiyu

Разъяснения об особенностях рассмотрения дел по статье 14.4 закона О защите конкуренции

Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

СОГЛАШЕНИЕ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

Настоящее соглашение регламентирует отношения между АО «Аналитический центр» и физическим лицом (Пользователь) и вступает в силу с момента принятия Пользователем условий настоящего соглашения.

При несогласии Пользователя с хотя бы одним из пунктов соглашения, Пользователь не имеет права дальнейшей регистрации.

Продолжение процедуры регистрации говорит о полном и безоговорочном согласии с настоящим соглашением.

ТЕРМИНЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ

Регистрация — процедура, в ходе которой Пользователь предоставляет достоверные данные о себе по утвержденной форме регистрации (регистрационная карта). Прохождение процедуры регистрации говорит о том, что Стороны полно и безоговорочно согласились с условиями настоящего соглашения.

Персональные данные Пользователя — данные, используемые для идентификации личности, добровольно указанные Пользователем при прохождении регистрации. Данные хранятся в базе данных на сервере АО «Аналитический центр» и подлежат использованию исключительно в соответствии с настоящим соглашением и законодательством РФ.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

Мы используем персональные данные Пользователя только для тех целей, которые указываются при их сборе. Мы не используем персональные данные для других целей без согласия Пользователя. Мы можем использовать персональные данные Пользователя для следующих целей:

  • Для организации выдачи Пользователю электронной цифровой подписи в рамках сети Аккредитованных при Некоммерческой организации «Ассоциация Электронных Торговых Площадок» Удостоверяющих центров, а также ее обслуживания и оказания сопутствующих услуг;
  • Для обратной связи с Пользователем в целях предоставления услуги или информации, в том числе посредством рассылки рекламных, информационных и (или) иных материалов АО «Аналитический Центр» на указанную электронную почту. Отказаться от рассылки рекламных, информационных и (или) иных материалов АО «Аналитический Центр» можно нажав на соответствующую кнопку в нижнем колонтитуле любого письма в рамках такой рассылки;
  • Для ответов на запросы Пользователя в службу поддержки;
  • Для выполнения обязательств по договорам.

Для использования персональных данных для любой иной цели мы запрашиваем подтверждение Пользователя. Пользователь соглашается, что АО «Аналитический центр» оставляет за собой право использовать его персональные данные анонимно и в обобщенном виде для статистических целей.

ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ПО РЕГИСТРАЦИИ

Пользователь соглашается предоставить правдивую, точную и полную информацию о себе по вопросам, предлагаемым в регистрационной карте. Если Пользователь предоставляет неверную информацию, АО «Аналитический центр» имеет право приостановить либо отменить регистрацию.

ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ ТРЕТЬИМ ЛИЦАМ

АО «Аналитический центр» не передает персональные данные третьим лицам для маркетинговых целей без разрешения Пользователя.

АО «Аналитический центр» может передавать персональные данные Пользователя компаниям, аффилированным по отношению к АО «Аналитический центр», для обработки и хранения. Пользователь соглашается с тем, что АО «Аналитический центр» передает персональные данные Пользователя уполномоченным организациям для создания и выдачи электронной подписи, выполнения требуемых услуг и операций.

АО «Аналитический центр» предоставляем третьим лицам объем персональных данных, необходимый для оказания требуемой услуги или транзакции. При необходимости АО «Аналитический центр» можем использовать персональные данные Пользователя для ответа на претензии, исковые заявления.

АО «Аналитический центр» можем собирать и, при необходимости, передавать уполномоченным органам имеющуюся в нашем распоряжении информацию для расследования, предотвращения и пресечения любых незаконных действий. АО «Аналитический центр» вправе раскрывать любые персональные данные по запросам правоохранительных органов, решению суда и в прочих случаях, предусмотренных законодательством РФ.

С целью предоставления дополнительной информации, оказания услуг, Пользователь можете быть направлен на другие ресурсы, содержащие информационные или функциональные ресурсы, предоставляемые третьими лицами.

Только в тех случаях, когда информация собирается от лица АО «Аналитический центр», использование данных Пользователя будет определяться политикой АО «Аналитический центр» в отношении конфиденциальности персональных данных. При предоставлении информации на других ресурсах будут использоваться политики в отношении конфиденциальности персональных данных, проводимые их владельцами.

АО «Аналитический центр» требует от своих партнеров использования политики в отношении конфиденциальности персональных данных, согласующихся с политикой АО «Аналитический центр».

БЕЗОПАСНОСТЬ ВАШИХ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ

АО «Аналитический центр» использует технологии безопасности, процедуры и организационные меры для защиты персональных данных Пользователя от несанкционированного доступа, использования или разглашения.

АО «Аналитический центр» стремится защитить персональные данные Пользователя, но не может гарантировать безопасность передаваемых данных.

АО «Аналитический центр» рекомендует принимать все меры по защите ваших персональных данных при работе в Интернете. Часто меняйте пароли, используйте сочетание букв и цифр при создании паролей и используйте защищенный браузер.

ХРАНЕНИЕ ДАННЫХ

АО «Аналитический центр» не хранит персональные данные Пользователя дольше, чем необходимо для целей их сбора, или чем требуется в соответствии с действующими законами или правилами.

Источник: https://iecp.ru/news/item/424666-razyasneniya-ob-osobennostyakh-rassmotreniya-del-po-state-14-4-zakona-O-zashite-konkurenci

Современное состояние и перспективы развития законодательства РФ в области защиты от недобросовестной конкуренции

Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

Серегин Дмитрий Игоревич кандидат юридических наук патентный поверенный РФ Генеральный директор

Юридической фирмы BONA RES

1. Возникновение норм о защите от недобросовестной конкуренции в Российской Федерации

Защита от недобросовестной конкуренции признана составной частью охраны промышленной собственности в самом начале прошлого века.

В 1900 году в Парижскую конвенцию по охране промышленной собственности были включены положения, касающиеся защиты от недобросовестной конкуренции.

В середине прошлого века конвенция, учреждающая Всемирную Организацию Интеллектуальной Собственности, включила защиту от недобросовестной конкуренции в перечень прав, составляющих интеллектуальную собственность.

Дореволюционное российское законодательство не уделяло внимания правовому регулированию конкурентных отношений, на что обращали внимание многие правоведы того времени.

Вполне естественно, что и после 1917 года в отечественном законодательстве такой пробел не был устранен, поскольку советская экономическая система не предполагала как конкуренции вообще, так и недобросовестных методов ее ведения в частности. Однако именно советский период заложил основу для правового регулирования защиты от недобросовестной конкуренции.

Это связано с присоединением СССР в 1965 г. к Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в соответствии со ст. 10-bis которой Советский Союз был обязан обеспечить эффективную защиту от недобросовестной конкуренции. Вполне очевидно, что причины присоединения к Парижской конвенции не были связаны с защитой от недобросовестной конкуренции.

Основное преимущество присоединения к конвенции виделось в особом механизме зарубежного патентования. Таким образом, обязательства СССР по защите от недобросовестной конкуренции оказались, в сущности, «побочным эффектом».

Осознанно к правовому регулированию конкурентных отношений отечественный законодатель подошел только в конце ХХ века, с переходом экономики к рынку. Провозглашенная свобода экономических отношений привела к столкновению интересов предпринимателей, что потребовало правового регулирования возникающих при этом отношений.

Необходимость правового регулирования конкурентных отношений как следствия становления новой экономической системы была очевидна, что привело к принятию в 1991 году Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее Закон о конкуренции), который стал первым российским правовым актом, содержащим положения о защите от недобросовестной конкуренции. Стоит отметить, что многие из зарубежных стран рассматривают защиту от недобросовестной конкуренции как самостоятельную сферу законодательства. В отдельных странах защита от недобросовестной конкуренции строится на основе общих правовых запретов гражданского права. Тем не менее, в отечественном законодательстве запреты, относящиеся к недобросовестной конкуренции, возможно ошибочно, но уже достаточно давно отнесены к сфере регулирования конкурентных отношений.

В 2006 году закон от 1991 года сменил Федеральный закон «О защите конкуренции». Однако, не смотря на принятие нового законодательного акта и на последующее внесение в него многочисленных поправок, положения о недобросовестной конкуренции не претерпели каких-либо существенных изменений по сравнению с 1991 годом.

2. Современное состояние законодательства в сфере защиты от недобросовестной конкуренции

На современном этапе основополагающим источником правового регулирования защиты от недобросовестной конкуренции является ст.

34 Конституции Российской Федерации, которая, с одной стороны, закрепляет право каждого на использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, а с другой, устанавливает запрет экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию. Эти положения конституции детально развиваются в Федеральном законе «О защите конкуренции».

Из Федерального закона «О защите конкуренции» непосредственное отношение к защите от недобросовестной конкуренции имеют две группы правовых норм.

Во-первых, это статья 4, которая определяет недобросовестную конкуренцию как любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Данное определение позволяет выделить 3 основных признака недобросовестной конкуренции:

— направленность действий хозяйствующего субъекта на получение преимуществ перед конкурентами;

— собственно недобросовестность таких действий, т.е. противоречие таких действий законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости;

— причинение вреда конкуренту в виде убытков или ущерба деловой репутации.

Во-вторых, это ст. 14, которая содержит общий запрет недобросовестной конкуренции, перечень форм недобросовестной конкуренции, а также запрет недобросовестной конкуренции, связанной с приобретением и использованием исключительных прав на некоторые объекты. В настоящее время Закон упоминает пять форм недобросовестной конкуренции, которые в общем можно охарактеризовать следующим образом:

распространение ложной, неточной или искаженной информации, например — дискредитирующей конкурента;

введение в заблуждение относительно важных для потребителя параметров, например — производителя товара;

некорректное сравнение хозяйствующим субъектом своих товаров с товарами конкурента, например — применение в сравнении недостоверных утверждений, сравнение несопоставимых параметров;

неправомерное использование интеллектуальной собственности;

неправомерное получение, разглашение и использование охраняемой законодательством закрытой информации.

В целом данные формы недобросовестной конкуренции, обладая определенной спецификой, соответствуют примерам недобросовестной конкуренции, указанным в ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

Предполагается, что перечисленные действия являются недобросовестными, однако для их признания недобросовестной конкуренцией требуется констатировать приобретение нарушителем преимуществ и причинение вреда конкурентам.

Еще одно проявление недобросовестной конкуренции запрещается ч. 2 чт. 14 Федерального закона «О защите конкуренции» и связано с недобросовестным приобретением и использованием исключительным прав на средства индивидуализации.

В данном случае как недобросовестная конкуренция рассматривается совокупность действий, включающая (применительно к товарному знаку), подачу заявки, получение свидетельства на товарный знак, а также последующее использование исключительных прав.

При этом необходимыми условиями для признания описанных действий недобросовестной конкуренцией являются, в частности: а) тождество или сходство до степени смешения товарного знака с обозначением, применявшимся до регистрации знака другим хозяйствующим субъектом-конкурентом для индивидуализации своей продукции (за исключением случаев, когда правообладатель первым начал использовать такое обозначение до его регистрации в качестве товарного знака); б) использование исключительных прав на товарный знак его правообладателем для вытеснения с рынка указанного хозяйствующего субъекта-конкурента (например, предъявление претензий, исков с требованием прекратить использование товарного знака).

Кроме этого недобросовестной конкуренцией могут быть признаны и иные действия при наличии в них признаков, изложенных в определении недобросовестной конкуренции.

С точки зрения процедуры реализации права на защиту от недобросовестной конкуренции также необходимо обратить внимание на специфику российского законодательства.

В отличие от большинства зарубежных стран, в Российской Федерации задача обеспечения защиты от недобросовестной конкуренции возложена на антимонопольный орган (ФАС России).

То есть в данном случае речь идет о возможности защиты гражданских прав не только в судебном, но и в административном порядке.

Стоит также отметить, что при ФАС России функционирует экспертный совет, в рамках которого обсуждаются как теоретические, так и практические вопросы применения законодательства в области защиты от недобросовестной конкуренции.

3. Проблемы в правоприменении и перспективы развития законодательства в области защиты от недобросовестной конкуренции

Значительная часть проблем правоприменительного свойства в рассматриваемой сфере связана с существенной архаичностью соответствующих правовых норм.

Напомним, что ныне действующие правовые запреты практически без изменений действуют с 1991 года.

Собственно говоря, в тот момент в России самой недобросовестной конкуренции еще не существовало как явления, и соответствующие нормы формулировались исключительно на основании теоретических исследований.

Несмотря на решение отдельных проблем правоприменения, развитие практики в области защиты от недобросовестной конкуренции, особенно последние в годы, показывает необходимость совершенствования соответствующей правовой базы.

Прежде всего, среди недостатков действующего законодательства следует отметить чрезмерно узкое понимание конкурентных отношений антимонопольным органом.

С точки зрения нормативов, применяемых ФАС России при анализе конкурентной среды, например, оптовый и розничный сегменты, на которых обращаются одинаковые товары, должны рассматриваться как самостоятельные рынки.

Соответственно, действующие на них субъекты не признаются конкурентами. Такое положение дел позволяет уходить от ответственности по формальным основаниям.

Вторыми более существенным недостатком действующего законодательства является низкая степень охвата и детализации проявлений недобросовестной конкуренции при отсутствии в законе четкого механизма отнесения действий к недобросовестным.

Несмотря на запрет любых действий, которые содержат в себе признаки недобросовестной конкуренции, перечисленные в ст. 4, антимонопольный орган не выходит за пределы конкретных форм недобросовестной конкуренции, перечисленных в ст. 14 закона.

В данном случае антимонопольный орган проявляет существенную сдержанность. Однако судебная практика в этом направлении также стоит на месте, не смотря на то, что суды в отличие от административного органа обладают большей свободой и независимостью в принятии решений.

В связи с этим, на практике возникают сложности с признанием недобросовестной конкуренцией действий, которые невозможно отнести к одной из форм недобросовестной конкуренции, большинство из которых было определено в 1991 году.

Так, в мировой практике недобросовестной конкуренцией признаются такие действия как паразитирование на достижениях конкурента или использование чужой репутации. Механизм отнесения подобных действий к недобросовестной конкуренции в Российской Федерации не достаточно понятен.

Предпочтительным путем исправления указанных недостатков была бы разработка самостоятельного закона, регламентирующего порядок обеспечения защиты от недобросовестной конкуренции.

Это позволило бы отойти от подходов, характерных для антитрестовского законодательства и сосредоточить внимание не столько на задачах обеспечения свободы конкуренции, сколько на обеспечении чистоты применяемых методов ведения конкурентной борьбы.

Возможным вариантом было бы и внесение изменений в действующий Федеральный закон «О защите конкуренции». Однако реализация этих вариантов требует значительного времени.

Вместе с тем, в определенной степени проблемы могли бы быть решены с помощью имеющихся в распоряжении антимонопольного органа средств. Прежде всего, следует отойти от понимания недобросовестной конкуренции как частного конфликта двух конкурентов и исследовать влияние недобросовестных действий на рынок, а не на конкретного хозяйствующего субъекта. Эта возможность следует из закона.

В то же время, для определения недобросовестности поведения хозяйствующего субъекта в случаях, не предусмотренных ст. 14 Закона, ФАС России было бы целесообразно чаще задействовать экспертный совет, который в настоящее время созывается антимонопольным органом лишь в исключительных случаях. 

Источник: http://www.bonares.ru/analytics/20/

Формы недобросовестной конкуренции: введение в заблуждение

Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

Глава 2.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции»), в которой установлены запреты на различные формы недобросовестной конкуренции, действует с 5 января 2016 г.

С той же даты утратила силу ст. 14 данного закона с аналогичными запретами. Проанализируем, как складывается правоприменительная практика по одной из форм недобросовестной конкуренции — введению в заблуждение.

Например, как антимонопольные органы устанавливают факт нарушения.

Статьей 14.2 Закона о защите конкуренции установлен запрет на недобросовестную конкуренцию путем введения в заблуждение. Запрещается вводить в заблуждение любых лиц — потребителей, контрагентов, конкурентов. До 5 января 2016 г. аналогичный запрет содержался в п. 2 ст. 14 данного закона.

Понятие недобросовестной конкуренции раскрывается в ст. 4 Закона о защите конкуренции.

Это любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

В соответствии со ст. 10.bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В частности, подлежат запрету:

1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

Напомним, что в начале 2016 г. вступил в силу так называемый «четвертый антимонопольный пакет» — Федеральный закон от 05.10.2015 № 275-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „О защите конкуренции“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон № 275-ФЗ).

Законом № 275-ФЗ в Закон о защите конкуренции была введена новая глава 2.1, в которой детализирован перечень форм недобросовестной конкуренции. Но, по существу, эта глава (ст. 14.1—14.8) указывает на те же формы недобросовестной конкуренции, которые предусматривались прежней ст.

14 «Запрет на недобросовестную конкуренцию» данного закона.

Особенности применения положений Закона № 275-ФЗ Федеральная антимонопольная служба разъяснила в письме от 24.12.

2015 № ИА/74666/15 «О применении „четвертого антимонопольного пакета“» (далее — письмо № ИА/74666/15), которое издано в целях единообразного применения Закона № 275-ФЗ территориальными органами ФАС России.

Такой форме недобросовестной конкуренции, как введение в заблуждение, посвящен п. 9.2 данного письма.

Суть нарушения

Как разъясняется в письме № ИА/74666/15, введение в заблуждение является следствием распространения не негативной информации, как в дискредитации, а позитивной, и ее содержание касается деятельности самого распространителя и (или) его товара. Однако и в том, и в другом случае распространяемая информация должна не соответствовать действительности, чтобы можно было признать действия по ее распространению актом недобросовестной конкуренции.

Статья 14.2 Закона о защите конкуренции содержит перечень объектов, в отношении которых потенциально возможно введение в заблуждение:

1) качество и потребительские свойства товара, предлагаемого к продаже, назначение такого товара, способы и условия его изготовления или применения, результаты, ожидаемые от использования такого товара, его пригодность для определенных целей;

2) количество товара, предлагаемого к продаже, наличие такого товара на рынке, возможность его приобретения на определенных условиях, фактический размер спроса на такой товар;

3) место производства товара, предлагаемого к продаже, изготовитель такого товара, гарантийные обязательства продавца или изготовителя;

4) условия, на которых товар предлагается к продаже, в частности цена такого товара.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/360012/

Недобросовестная конкуренция

Запрет на недобросовестную конкуренцию согласно закону

Устойчивый рост экономики государства неразрывно связан с развитием конкурентных отношений хозяйствующих субъектов.

Конкуренция – основа поступательного развития, она обеспечивает постоянное и динамическое внедрение инновационных технологий в экономику, является главным движущим фактором эволюционного развития общества, порождает разнообразие, эффективное использование ресурсов и справедливое распределение результатов функционирования экономики. Состояние конкуренции – наиболее точный индикатор свободы экономической деятельности и равенства всех форм собственности в государстве.

Экономическая конкуренция – объект постоянных покушений не только со стороны участников рынка, их объединений. Попытки участников рынка ограничить или устранить конкуренцию получили общее название – недобросовестная конкуренция.

Правовое регулирование вопросов, связанных с недобросовестной конкуренцией, осуществляется в соответствии с требованиями Гражданского кодекса Республики Беларусь (ст.1029-1030), антимонопольным законодательством и другими нормативными правовыми актами.

В соответствии с Законом Республики Беларусь от 12 декабря 2013 года «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» конкурентами признаны хозяйствующие субъекты, осуществляющие предпринимательскую деятельность на одном и том же товарном рынке.

Отношения, возникающие между ними, названы конкуренцией, под которой понимается  состязательность хозяйствующих субъектов, при которой самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.  

При этом под недобросовестной конкуренцией понимаются любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов, которые противоречат настоящему Закону, иным актам антимонопольного законодательства или требованиям добросовестности и разумности, и могут причинить или причинили убытки другим конкурентам, либо нанести вред их деловой репутации.

Статья 16 Закона Республики Беларусь от 12 декабря 2013 года «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» содержит запреты, в том числе на следующие виды недобросовестной конкуренции:

  1. действия, способные вызвать смешение в отношении хозяйствующих субъектов, товаров или предпринимательской деятельности конкурентов, включая:
  • незаконное использование хозяйствующим субъектом не принадлежащего ему фирменного наименования, товарного знака (знака обслуживания), географического указания на товарах, их упаковках, вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, в рекламных материалах, печатных средствах массовой информации и иной документации, в том числе введение в гражданский оборот товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации участников гражданского оборота или их товаров;
  • незаконное копирование внешнего вида товара другого хозяйствующего субъекта, за исключением случаев, когда копирование товара или его частей (узлов, деталей) обусловлено исключительно их техническим применением;
  • введение в гражданский оборот товаров другого хозяйствующего субъекта с использованием собственных средств индивидуализации товара, если иное не предусмотрено договором, заключенным между хозяйствующими субъектами;
     
  1. действия при осуществлении предпринимательской деятельности, способные дискредитировать хозяйствующий субъект, товары или предпринимательскую деятельность конкурента, в том числе в результате распространения хозяйствующим субъектом непосредственно или через других лиц в любой форме и любыми способами ложных, недостоверных, неточных, искаженных сведений, в том числе сведений, которые содержат информацию, порочащую деловую репутацию хозяйствующего субъекта либо его учредителя (участника, собственника имущества) или работника, и (или) могут подорвать доверие к хозяйствующему субъекту как производителю товаров;
     
  2. действия при осуществлении предпринимательской деятельности, которые могут ввести в заблуждение относительно производителя, характера, потребительских свойств, качества, способа и места изготовления, пригодности к применению или количества товаров конкурента, в том числе осуществляемые путем некорректного сравнения производимого хозяйствующим субъектом товара с товаром конкурента и распространения хозяйствующим субъектом в любой форме и любым способом сведений, содержащих ложные или неточные сопоставительные характеристики собственного товара и товара конкурента, способные повлиять на свободу выбора потребителя при приобретении товаров или заключении сделки;
     
  3. призывы, обращения к другим хозяйствующим субъектам, иные действия или угроза действием со стороны хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на препятствование формированию деловых связей конкурента, их нарушение или расторжение, препятствование предпринимательской деятельности конкурента, действующего на данном рынке или стремящегося в него вступить, в том числе в целях вступления в деловые отношения с его деловым партнером;
     
  4. распространение хозяйствующим субъектом в любой форме и любым способом ложных заявлений и сведений о собственном товаре в целях сокрытия несоответствия его своему назначению или предъявляемым к нему требованиям в отношении качества, потребительских и иных свойств;
     
  5. действия хозяйствующего субъекта непосредственно или через других лиц, направленные на внутреннюю дезорганизацию предпринимательской деятельности конкурента, в том числе предоставление работникам конкурента различных имущественных и иных благ в целях склонения этих работников к невыполнению трудовых обязанностей или переходу на предполагающую такие блага работу;
     
  6. действия хозяйствующего субъекта, направленные на создание на товарном рынке ситуации, в которой предпринимательская деятельность конкурента, действующего на данном рынке или стремящегося в него вступить, станет убыточной либо будет осуществляться на крайне невыгодных для него условиях;
     
  7. недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров.
     

Необходимо отметить, что вышеуказанный перечень не является исчерпывающим, в связи с чем недобросовестной конкуренцией могут быть признаны антимонопольным органом любые другие действия, содержащие изложенные в определении признаки.

Противодействие монополистической деятельности и развитие конкуренции является одной из функций антимонопольного органа Республики Беларусь.

Источник: https://mart.gov.by/sites/mart/home/activities/antimonopoly_reg/law-violation/bad-conc.html

Юрист Барсов
Добавить комментарий