Наркоманы-рецидивисты смогут выбирать между лечением и тюрьмой

Наркоманам дали выбор — тюрьма или лечение — МК

Наркоманы-рецидивисты смогут выбирать между лечением и тюрьмой

«МК» встретился с одной из первых излечившихся

Моя собеседница — Ольга, девушка 22 лет, выглядит даже моложе своего возраста. Она — интеллигентная, воспитанная, образованная — в корне ломает мои шаблонные представления о тех, кто находится в зоне риска наркотиков. Увы, очень многим родителям стоит расширить свое внимание за пределы этих шаблонов — ибо даже самые благополучные семьи могут служить поставщиками клиентов для наркоиндустрии.

— Я родилась и выросла в Москве, у меня хорошая, полная семья, младшая сестра, мама и папа работают в системе образования, — рассказывает Ольга.

— Родители всегда в меня вкладывались по полной программе — музыкальная школа, танцы, вышивание, кружки, секции, книги, музеи… Но меня тянуло к ребятам постарше, во дворы, в гаражи, в машинах поковыряться нравилось… Уже в средних классах школы я начинала прогуливать уроки ради этого, лет с 14 начались дворовые тусовки. Сперва пробовали спиртное, как все, потом были эксперименты с широкодоступными аптечными препаратами, следом, закономерно, наркотики — амфетамины.

У Ольги началась сложная двойная жизнь, так знакомая многим наркоманам.

Пока наркотики не стали серьезной зависимостью, она окончила школу, умудрилась поступить в колледж, закончить и его неплохо, поступить в Институт экономики, статистики и информатики — но там уже проблемы перешли в серьезную стадию, и из вуза девушка вылетела на третьем курсе.

Параллельно учебе Ольга пыталась работать, устраивалась на разные должности — продавцом-консультантом, телемаркетологом, офис-менеджером… 2–3 месяца работала и уходила — не получалось совмещать употребление и работу.

Вместо тюрьмы Ольга прошла лечение.

— Мой молодой человек тоже был наркоман, мы употребляли вместе, — продолжает Ольга. — Родители подозревали, но поймать меня не могли. Последние два года я уже плотно сидела на зависимости, принимала наркотики ежедневно, постоянно скрываясь от родителей, почти не бывала дома, забегала переодеться и убегала.

Я понимала, что в «употребленном» состоянии с ними разговаривать не смогу — запалюсь… В конце концов в 2014 году меня задержали с большим количеством амфетамина, причем я не торговала — просто употребление зашло в такую стадию, что я уже встать без дозы не могла.

Итог — статья 228 часть 2, «Хранение наркотиков в особо крупных размерах», от 3 до 10 лет… Получилось так, что в это же время родители все поняли и обратились за помощью в реабилитационный центр.

Меня положили на лечение, и уже там я призналась маме, что возбуждено уголовное дело, идет следствие, я нахожусь под подпиской о невыезде и на носу суд…

В большинстве развитых стран мира — во Франции, Германии, Австрии, Бельгии, Испании, Италии, Нидерландах, Португалии и других — существует альтернативное лечение для больных наркоманией, которые совершили не тяжкие правонарушения и дали согласие на лечение вместо наказания.

С недавнего времени такую возможность стало предоставлять и российское законодательство. Наша система какое-то время буксовала, но сейчас наконец суды стали выносить первые такие решения в пользу оступившихся людей, давая им шанс.

Героине этой статьи Ольге грозило 6,5 года реального заключения — отделалась же она 11 месяцами лечения в реабилитационной клинике. Однако «автоматом» в реабилитацию вместо тюрьмы не попадают, для этого нужны усилия и помощь со стороны.

На следствие и суд с Ольгой приезжали наркологи из клиники и ее куратор, которые убеждали судью, что девушка взялась за ум и ей можно поверить.

— Сейчас судебная практика такова, что возможность выбора наказания для наркозависимого целиком зависит от убедительности защиты, — комментирует Дмитрий Валюков, один из руководителей фонда «Здоровая страна», занимающегося реабилитацией наркоманов, в том числе и тех, кого направили на лечение вместо отсидки.

— Если наши психологи и наркологи видят, что человек искренне пытается выкарабкаться, то мы сотрудничаем с адвокатами и юристами, участвуем в судебных заседаниях, предоставляем документы о динамике лечения, чтобы человека не отправили в тюрьму, а дали шанс, пройдя полную реабилитацию и ресоциализацию, вернуться в нормальную, по-настоящему свободную жизнь.

— А сам наркозависимый не сумеет убедить судью отправить его на лечение, а не за решетку?

— Дело в том, что психологический возраст наших подопечных, несмотря на их совершеннолетие, как правило, соответствует уровню развития подростков. Они не умеют ставить цели, плохо понимают, что быть взрослым — значит быть ответственным за свою жизнь.

Судьи хорошо это знают и понимают, что верить наркоману на слово — наивно. Но готовы поверить, если человек отправится на лечение в центр реабилитации из реестра ФСКН.

Это означает, что ФСКН контролирует работу этих заведений и именно им доверяет тех наркоманов, которым суд счел возможным предложить альтернативу заключению в виде принудительного лечения.

Кстати, государство оказывает и финансовое участие в реабилитации наркоманов, которые выбрали ее вместо тюремного заключения. К примеру, в Москве такие осужденные получают сертификаты на 180 тысяч рублей, из расчета по 30 тыс.

в течение 6 месяцев.

Это, конечно, не полная сумма оплаты лечения, а некоторый «бонус»-вспоможение, поскольку в каждом конкретном случае стоимость месяца реабилитации рассчитывается от уровня и типа зависимости, да и общий срок лечения бывает весьма различным.

После суда Ольга попала на учет как наркозависимая, а затем отправилась в клинику в Подмосковье, где началась программа реабилитации.

Каждый месяц она выезжала с сотрудниками реабилитационного центра в УФСИН, отмечалась, привозила справки и характеристики от врачей.

Сейчас девушка полностью избавилась от зависимости, учится на волонтера-консультанта в той же клинике, одновременно поступила в РЭУ им. Плеханова на экономический факультет.

Один из важнейших вопросов — как в столь благополучной семье случилась такая беда? Почему заботливые и внимательные родители проворонили свою дочь? Как не повторить эту ошибку другим семьям, которые так же пребывают в уверенности, что если их ребенок получает должное количество воспитания и развития, он не входит ни в какие группы риска?

Оля горячо защищает свою семью и считает, что вины родителей тут нет, все дело в неком «гене наркотиков»:

— Это определенная предрасположенность. Как бы обо мне ни заботились, какими бы кружками и секциями ни загружали, мне кажется, что я все равно бы к этому пришла в итоге. Это какой-то внутренний авантюризм. Родители мне доверяли, знали мою первую, хорошую компанию — компанию одноклассников, тех, с кем я ходила в кружки… А другую жизнь я тщательно скрывала.

Тем не менее приходится констатировать, что некий «стандарт воспитания» семей, которые традиционно принято считать приличными и благополучными, вовсе не гарантирует безопасности. Гарантией защиты от угрозы наркотиков, пожалуй, является только поставленная на широкую ногу «внутрисемейная контрразведка» — даже в той ситуации, когда, казалось бы, никаких поводов к беспокойству нет…

Источник: https://www.mk.ru/social/2015/10/06/narkomanam-dali-vybor-tyurma-ili-lechenie.html

Тюрьма опять становится последним аргументом в лечении наркоманов

Наркоманы-рецидивисты смогут выбирать между лечением и тюрьмой

Уголовная ответственность за употребление наркотиков – это забытое старое, говорят эксперты. В 1990 году была отменена и уголовная, и административная ответственность за употребление наркотиков, напоминает руководитель программы «Новая наркополитика» Института прав человека Лев Левинсон.

В 2002 году государство все же решило вернуть в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) статью об административной ответственности за употребление наркотиков. Это правонарушение сейчас карается штрафом в 4-5 тысяч рублей, или административным арестом до 15 суток.

Все средства хороши

Эксперты неоднозначно относятся к введению уголовного наказания за неоднократное употребление наркотиков.

Депутаты и сенаторы уверены, что ужесточение наказания за употребление наркотиков позволит эффективнее бороться с их распространением. «Если мы хотим бороться с распространением наркотиков, необходимо наказывать и тех, кто распространяет, и тех, кто приобретает и употребляет», – сказал зампред думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев.

Наказание за распространение наркотиков, по словам Льва Левинсона, установлено в 2006 году и составляет в зависимости от размера партии и типа наркотика, от 4 до 20 лет лишения свободы.

Любые меры – уголовно-правового, административного, профилактического характера – направленные на то, чтобы предупредить распространение наркомании в России, годятся, – заявил член конституционного комитета Совета Федерации Анатолий Лысков.

Президент российской наркологической лиги Евгений Брюн с массой оговорок, но положительно оценивает документ.

Правда, он считает, что в нем необходимо четко прописать, кто и на каком основании имеет право устанавливать, систематически ли человек употребляет наркотики или нет, кто ставит диагноз, перечисляет Брюн. С учетом всех недостатков текст законопроекта должен быть переписан, настаивает он.

Дело в том, что каждый наркоман – это человек, который финансово поддерживает наркобизнес, приобретая наркотики, пояснил РИА Новости бывший (до 2009 года) руководитель департамента межведомственного взаимодействия и общественных связей ФСКН, генерал-лейтенант МВД в отставке Александр Михайлов.

«Каждый наркоман сам всегда является распространителем, – говорит Михайлов. – Если мы признаем, что наркомания – это болезнь, то человека нужно лечить. Если он лечиться не хочет, то нужно простимулировать его обращение в лечебное учреждение». Стимулировать можно несколькими способами: уговорить, убедить, либо принудить лечиться.

Неэффективное лечение

Наркологи и правозащитники введение уголовной ответственности за употребление наркотиков не поддерживают. Эта мера не позволит уменьшить число наркоманов, утверждают они. «Зато удастся увеличить количество граждан, содержащихся в местах лишения свободы, но на распространенность наркотизации это никак не скажется», – говорит РИА Новости психиатр-нарколог Михаил Зобин.

Предложение принудительно лечить наркоманов по решению суда (оно есть в законопроекте ФСКН) Зобин называет лукавством. «Речь не идет ни о каком лечении, речь идет об изоляции больных, для того чтобы они какое то время не принимали наркотики. Именно так и нужно относиться к предложениям ФСКН», – сказал он.

Мировая статистика неумолима: после принудительного лечения уже в первые месяцы к употреблению наркотиков возвращалось 95% людей, сказал Михаил Зобин.

Тюрьма для любопытных

«Якобы гуманная модель лечения вместо наказания – это глубоко порочная модель», – говорит Лев Левинсон.

Дело в том, что в последние годы суды не лишали свободы граждан за хранение, приобретение и сбыт наркотиков, если человек попался первый раз, объясняет Левинсон. Суды наказывали таких правонарушителей условным сроком или штрафом, либо назначали исправительные работы, если человеку не инкриминировали распространение наркотиков.

Если будет принят законопроект, анонсированный ФСКН, обязывающий осужденного пройти курс лечения и реабилитации, ситуация ухудшится, говорит Левинсон.

«Дело в том, что лишь 10-15% обвиняемых в сбыте или приобретении наркотиков нуждаются в лечении, большинство же – это случайные эпизодические потребители конопли, марихуаны, гашиша, курительных смесей, амфетаминов», – говорит он. Если поправки в Уголовный кодекс внесут, то употребивший наркотики человек, который не является больным наркоманией, сядет в тюрьму.

«Сесть в тюрьму смогут, например, те, кто попробовал наркотики где-нибудь в клубе или любопытные подростки, – предупреждает Левинсон. – Хотя они не представляют общественной опасности, для них достаточно административного наказания».

«Чем дольше человек употребляет наркотики, тем меньше вероятность, что он попадет под эту статью», – объясняет Левинсон. Такие люди уже вписались в систему, многие из них сотрудничают с полицией. «Все больший процент, например, героинозависимых наркоманов являются агентами полиции, потому что полиция может ловить распространителей наркотиков только на живца», – сказал эксперт.

Больниц не хватит

Еще одна проблема: сейчас в РФ всего четыре государственных реабилитационных центра, которые занимаются реабилитацией наркоманов, говорит Александр Михайлов. «Уже сейчас они работают с колоссальной нагрузкой и минимальным эффектом», – подчеркнул он. Где реабилитировать тех, кого к этому принудит судья или же тех, кто пойдет на это добровольно?

Частных реабилитационных центров для наркоманов около 600. «В основном это реабилитационные центры, созданные самими наркоманам – людьми, которые хотят вылечиться, – рассказал Михайлов. – Многие из них не зарегистрированы как реабилитационные центры и их нельзя будет использовать для реабилитации осужденных лиц».

Сколько наркоманов в России

Источник: https://ria.ru/20120320/601113483.html

Убийство 9-летней девочки в Саратове и едва не состоявшийся суд Линча снова поставили вопрос о смертной казни в России.

Общество разделилось, даже депутаты Госдумы не пришли к единому мнению и решили на своей странице в ВК провести опрос, нужно ли вернуть смертную казнь для убийц детей и педофилов.

Елена Кондратьева-Сальгеро — об аргументах за и против и о том, что эта дискуссия будет вечной.

Пожалуй, ни одна другая полемика по накалу и безысходности не может сравниться с двумя важнейшими для человечества вопросами: что появилось раньше — курица или яйцо — и следует ли быть за смертную казнь или против.

В каждом из этих противостояний оба варианта, как две параллельные прямые, никогда не сойдутся в бесконечности. Поэтому все временные компромиссы будут постоянно нарушаться и рваться на клочки при первой возможности, так или иначе будоражащей умы или эмоции.

По курице с яйцом свежих данных пока не поступало. А вот дилемму о смертной казни в российском обществе снова вытряхнуло на ковер только что очередное ужасающее преступление.

И пока окончательно не перебили друг друга жесткие «смертники» и мягкие аболиционисты, давайте просто рассмотрим общепланетную картинку с птичьего полета. Без подвохов и миротворческих иллюзий, заранее зная: сколько оппонентов ни корми статистикой, каждый лагерь все равно останется при своем убеждении.

К тому же, все цифры в этой области никого и ни в чем никогда убедить не cмогут, поскольку некая общая тенденция человечества производить на свет регулярное и практически не меняющееся количество извращенцев, убийц и насильников нисколько не зависит от степени тяжести их наказания. И об этом тоже свидетельcтвует вся имеющаяся на сегодня статистика, во всех странах и государственных устройствах.

Любой решившийся на противозаконное действие преступник не руководствуется страхом возмездия, потому что в его исходные намерения входит прежде всего установка любого возмездия избежать.

Грозит ли ему за содеянное высшая мера или снисходительное «ай-яй-яй, больше так не поступай» — он все одно сделает то, что задумал.

Еще раз, для сомневающихся: ни одного преступника страх перед наказанием не остановит.

А значит, в самой постановке вопроса «нужна или нет смертная казнь» исходить следует вовсе не из процентного содержания досрочно раскаявшихся из-за страха. Bозмездие через смертную казнь отнюдь не про это.

Исходить следует из реальной возможности спасти человеческие жизни, избежав новых жертв потенциального рецидивиста. Как ни ужасно это звучит, но рецидивист в тюремном заточении или мертвый рецидивист более никого мучить и убивать не сможет.

Здесь закономерно будет вскричать: вот и давайте держать в тюрьме пожизненно самых отмороженных! A не самых отмороженных — только до тех пор, пока они не осознают и не исправятся! И волки целы, и овцы спят со спокойной совестью.

Потому что никого лично не убили, не расстреляли и не обезглaвили, а нейтрализовали опасность самым мягким и человечным способом, в соответствии с высоко признанной морaлью, за счет государства и его налогоплательщиков.

Которые продолжaт упиваться собственным великодушием и достойно кормить волков, но уже в тюремном заточении, пока естественная смерть, как высшая мера наказания, не разлучит нас…

И тут же придется обреченно забормотать в ответ: а по каким критериям какого такого провидения вы будете различать степень отмороженности, реальность «исправления» и абсолютную гарантию невозможности рецидива?

Нужно ли здесь приводить общее количество случаев, когда особо опасные матерые рецидивисты уносили новые жизни, каждый раз после условно досрочного освобождения? Нужно подсчитывать и расписывать все эти случаи для четкого понимания, ужасания и умелой журналистской слезодавильни? Или обойдемся?

Самую точную формулировку аболиционизма только что дал один уважаемый профессор и очень мудрый человек Дмитрий Евстафьев, лучше прочих проиллюстрировав наиболее распространенное из мнений:

Я противник смертной казни, потому что она имеет колоссальный потенциал расширения применимости. Это страшная «воронка очищения», и я не уверен, сможет ли наше издерганное общество ее контролировать.

К этому вескому предупреждению следует добавить только однo, но весьма значительнoe уточнение: нам следует понять и признать, что «наше издерганное общество» НИКОГДА не будет готово с абсолютной гарантией контролировать ЛЮБУЮ из кардинально противоположных по смыслу «воронок очищения» — как «за», так и «против» этой высшей меры наказания. Никакой даже относительной гармонии и полной безопасности не удастся достичь ни при том, ни при другом раскладе.

Нам вечно придется балансировать на грани между военным трибуналом и общественным порицанием самым страшным и неисправимым убийцам.

Под «издерганным обществом» я имею в виду не только российское, но и человеческое в целом. И вот почему. Tа самая «воронка очищения» действует как в одну, так и в другую сторону, с равным риском потерять тормоза и не останавливаться на достигнутом — что в репрессивно-карательной системе, что в образцово показательном человеколюбии без границ.

Хорошо известно, что (за редким исключением) в большинстве стран, практикующих пожизненное заключение вместо смертной казни, это заключение автоматически превращается в условно досрочное освобождение по истечении 20-25 лет.

Как показывает практика, каждая система, отказавшаяся от смертной казни, почему-то непременно продолжает дальнейшее «облегчение», упрощение и либерализацию всех остальных наказаний, доходя до практического и бесспорного маразма.

В этой особенности «мягкого карания» вы можете убедиться, просто констатируя сегодняшние достижения Западной Европы, в которой большинство преступников мультирецидивистов давно не попадают в тюрьму и даже не отделываются легким испугом, а лишь выслушивают краткую нотацию либо в комиссариате, либо в суде. После чего активно продолжают свою привычную деятельность.

Такая беззубая «юстиция», конечно же, не снизошла на Европу в одночасье, но развивалась поэтапно именно с полной отмены смертной казни, послужившей практическим сигналом к общему послаблению, очень скоро ставшему бестормозным и докатившемуся до полного и очень опасного абсурда.

Только одна свежая циферка в качестве примера: сегодня во Франции 80 000 вынесенных в судах приговоров в год ВООБЩЕ не исполняется. Иными словами, приговоренные к разного рода наказаниям преступники остаются на свободе, просто с обязанностью регулярно отмечаться в комиссариате по месту жительства.

Два уточнения: отмена смертной казни во Франции произошла благородными усилиями «лево-благородной» социалистической братии во главе с первым президентом «всея политкорректности» Миттераном.

И вторoe: все сегодняшние правонарушители прекрасно осведомлены о степени «строгости» возможных наказаний, равно как и о степени комфорта, обеспеченного им всеобщим благодушием в современных тюрьмах.

Цифры прироста преступности со времен президента Миттерана я предлагаю вам лично поискать в любых источниках, коим вы доверяете.

Далее еще одно уточнение: в категории наиболее склонных к многочисленным рецидивам преступников в первую очередь оказываются (внимание!) педофилы, все виды сексуальных извращенцев и представители вооруженного бандитизма (нападения, влекущие человеческие жертвы).

Всем интересующимся равно хорошо известны случаи почти незамедлительных рецидивов после досрочно условных освобождений этих категорий преступников.

Иначе говоря, старые преступления не только остаются безнаказанными, но и незамедлительно пополняются новыми жертвами.

А замена высшей меры на пожизненное заключение рано или поздно приводит к неконтролируемому ослаблению всей пенитенциарной системы. И замыкает круг…

Может, потому что само понятие «высшая мера», за которой ничего более страшного представить себе невозможно, подсознательно подразумевается как точка отсчета, и отмена этого понятия всегда будет автоматически означать «снижение», коему уже не будет конца. А затем, по инерции, непременно следует эдакое падение в бездну с ветерком.

Как видите, пользуясь термином уважаемого профессора, «страшная воронка очищения» — будь то от скверны или совести человеческой — работает в обе стороны. И потому две параллельные прямые противоположных мнений не пересекутся никогда.

Не стоит тешить себя и других иллюзиями, что вам удастся как-нибудь мягко и разумно вовремя остановить этот асфальтоукладывающий каток и установить некое работающее равновесие. Современной Европе, как видите, не удалось.

А сколько ни критикуй современную Европу, все одно придется признать, что и там живут люди не глупее нас, да и мы не умнее.

Многие ли из ныне рвущих глотки «аргументариев» с обеих сторон могут с чистой совестью заявить, что они довольны адекватностью существующих в собственной стране наказаний?..

И последнее. Всем тем «аргументариям», которые, наскоро пробежав в «Википедии» краткое содержание Ветхого и Нового заветов, рвутся в бой под хоругвью пристыжения несознательных и «неправильных» христиан, выбирающих «зуб за зуб, глаз за глаз», хочется напомнить одну очень многослойную истину.

Ни один христианский святой или блаженный никогда не призывал к непротивлению злу фарисейством. Ни один. И ни одна «Википедия» не осмелится утверждать обратное. Непротивление злу фарисейством придумали совсем другие люди, с совсем другими целями.

Призывали и призывают отнюдь не святые и далеко не блаженные. Не следует путать палец с небом, а честно подставленные щеки с прекрасно ведающими, что творят.

В остальном, как я уже говорила выше, все дискутирующие на эту бесперспективную тему все равно останутся по обеим сторонам «воронки очищения». С заранее объявленным в обоих случаях результатом.

Ваш выбор, господа!

Источник: https://newstes.ru/2019/10/14/voronka-ochischeniya-pochemu-nigde-i-nikogda-ne-budet-edinogo-mneniya-o-smertnoy-kazni.html

Верховный суд дал наркоманам право выбора между тюрьмой и больницей

Наркоманы-рецидивисты смогут выбирать между лечением и тюрьмой

Верховный суд России признал живой норму, дающую подсудимым наркоманам возможность выбора между тюрьмой и больницей.

«Живая» — значит действующая здесь и сейчас, дополнительных указаний для ее исполнения ждать необязательно. Норма принята, она должна работать.

Напомним, в конце прошлого года был принят закон, разрешающий предоставлять отсрочку от наказания осужденным наркоманам, если они согласятся пройти курс лечения. При этом есть еще несколько условий: преступление должно быть совершено впервые.

И под действие нормы попадают только три статьи Уголовного кодекса: «незаконное приобретение, хранение и перевозка наркотиков», «незаконное культивирование наркотических растений» и «незаконная выдача либо подделка рецептов на получение наркотиков».

В теории все просто. Однако в настоящее время система «лечение вместо тюрьмы» пока не отработана, должны быть назначены специальные учреждения, необходимо дополнительно прописать порядок медико-социальной реабилитации наркоманов и т.п. Однако адвокаты и правозащитники уже сейчас спрашивают суды: чего ждем?

Как выяснилось, ждать действительно не надо. Верховный суд России опубликовал ответы на вопросы судей, подготовленные после научно-практической конференции «Актуальные вопросы действия закона во времени в свете гуманизации уголовного законодательства: доктрина и практика». Специальный раздел документа посвящен проблеме введенной отсрочки для больных наркоманией.

«Подлежит ли применению данная статья до восполнения пробела в нормативном регулировании?» — спрашивают суды. Ответ: да, причем однозначно.

«Норма считается действующей, поскольку в федеральном законе от 7 декабря 2011 года отсутствует ограничение на введение в действие данной статьи», говорит Верховный суд страны.

Желание подсудимого добровольно пройти курс лечения от наркомании может быть выражено как письменно, так и устно (в этом случае такое ходатайство отражается в протоколе судебного заседания) на любой стадии процесса до удаления суда в совещательную комнату.

Кстати, прецеденты уже есть. Например, не так давно в Мурманской области осужденный наркоман получил отсрочку от отбывания наказания на время лечения от зависимости.

Как пояснила начальник уголовно-исполнительной инспекции управления Федеральной службы исполнения наказаний по Мурманской области Тамара Кочановская, осужденный встал на учет в филиал УИИ по Первомайскому округу. Первомайский суд представил ему отсрочку до 5 лет.

«Основная обязанность, возложенная на данного осужденного, — добросовестное прохождение лечения от наркотической зависимости и курса медико-социальной реабилитации, — говорит Тамара Кочановская.

— Обязанность сотрудников уголовно-исполнительной инспекции состоит в контроле за исполнением приговора суда.

Если осужденный будет уклоняться от лечения, продолжать принимать наркотики, инспекция вправе ходатайствовать перед судом о замене ему отсрочки от отбывания наказания на реальное лишение свободы».

Иными словами, без надзора осужденные наркоманы не останутся.

Ни для кого не секрет, что наркоманы могут многое наобещать и ничего не сделать. Верить им, как минимум, наивно. Это учитывали и авторы проекта, предлагавшие систему отсрочек на лечение. Контролировать осужденных должны инспекции тюремного ведомства. Кому игла окажется дороже свободы, тот рано или поздно окажется в тюрьме.

Однако новая норма дает опустившимся людям дополнительный шанс. Кто-то им воспользуется, кто-то — нет. И тут ничего не поделаешь.

Лечением осужденных наркоманов во время отсрочки, безусловно, должны заниматься специалисты: врачи соответствующего профиля.

Как поясняет Верховный суд России, основные положения медико-социальной реабилитации больных наркоманией изложены в приказе минздрава от 22 октября 2003 года N 500 «Об утверждении протокола ведения больных «Реабилитация больных наркоманией».

Как разъясняется в документе высшей судебной инстанции, «медико-социальную реабилитацию должны осуществлять специализированные лечебные учреждения наркологического профиля.

В настоящее время требуется принятие ряда нормативных правовых актов, регламентирующих порядок медико-социальной реабилитации больных наркоманией.

Необходимо наличие специализированных медицинских центров наркологического профиля, в том числе для того, чтобы суд имел возможность указать в решении конкретное учреждение для прохождения лечения».

По закону, если осужденный-наркоман, получивший отсрочку, уклоняется от лечения или вовсе от него отказался, суд может отменить отсрочку. Тогда человека отправят для отбывания наказания в место, назначенное приговором.

В связи с этим судьи задают вопрос: является ли отказ осужденного от лечения в государственной (муниципальной) наркологической клинике и выбор им частной (но имеющей лицензию) поводом для отмены отсрочки?

То есть отправлять ли в тюрьму наркомана, который лег в частную клинику, вместо рекомендованной государственной?

Нет, ответил Верховный суд страны, отказ осужденного от лечения в государственной клинике не является таким случаем. «Буквальное толкование указанной нормы предполагает отмену отсрочки отбывания наказания в связи с отказом от прохождения курса лечения и реабилитации, а не с выбором медицинского учреждения» — сказано в документе.

Так что выбирать клинику можно.

Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (смотрите раздел X).

Источник: https://rg.ru/2012/07/06/narkomani.html

Юрист Барсов
Добавить комментарий