Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

Отдельные проблемы правового регулирования образования и деятельности единоличного исполнительного органа

Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

(Шиткина И. С.) («Хозяйство и право», 2011, N 4)

ОТДЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЕДИНОЛИЧНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ОРГАНА

И. С. ШИТКИНА

Шиткина И. С., профессор кафедры предпринимательского права МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор юридических наук.

В статье рассматривается правовое положение единоличного исполнительного органа хозяйственного общества; регулирование его образования и деятельности корпоративным и трудовым законодательством; правовая природа договора с директором организации; коллизии, возникающие при применении корпоративного и трудового законодательства при наделении полномочиями директора хозяйственного общества и их прекращении, а также статус и порядок назначения временно исполняющего обязанности директора общества.

Ключевые слова: единоличный исполнительный орган, директор, хозяйственное общество, трудовой договор, временный исполнительный орган, временно исполняющий обязанности.

The article shall cover the legal status of the sole executive body of an economic society; regulation of its formation and activities by the corporate and labour legislation; legal nature of a contract with the director of an organization; conflicts arising while applying the corporate and labour legislation when establishing and terminating the powers of the director of an economic society, as well as the legal status and the procedure of establishing an interim director of a society.

Key words: sole executive body, director, economic society, labour contract, interim executive body, interim officer.

Особенности правового положения директора хозяйственного общества во многом объясняются его двуединой природой. Это лицо, которое одновременно является субъектом в двух сферах правоотношений: корпоративных, где оно именуется единоличным исполнительным органом, и трудовых, где оно называется руководителем организации. ——————————— Генерального директора, президента (далее — директор).

Вопрос о соотношении норм корпоративного и трудового законодательства в регулировании статуса единоличного и членов коллегиального исполнительного органов хозяйственного общества остается дискуссионным среди ученых и специалистов . ——————————— См.

, например: Карабельников Б. Р. Трудовые отношения в хозяйственных обществах. М., 2003; Пашин В. М. Правовой статус единоличного исполнительного органа хозяйственного общества: мнимый конфликт гражданского и трудового права // Законодательство. 2006. N 5.

При этом общее правило, установленное в Федеральном законе от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и применяемое по аналогии к регулированию соответствующих отношений в обществах с ограниченной ответственностью, состоит в том, что на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом, а также членами коллегиального исполнительного органа действие законодательства РФ о труде распространяется в части, не противоречащей положениям акционерного закона (п. 3 ст. 69 Закона об АО). Закон об АО четко не разграничивает предмет правового регулирования: какие именно отношения между обществом и директором должны быть подчинены акционерному, а не трудовому законодательству. Обоснованной представляется позиция об отраслевой подчиненности отношений директора и организации, высказанная В. Пашиным: «Там, где физическое лицо выступает в ипостаси органа хозяйственного общества, его отношения с обществом регулируются гражданским правом, а там, где физическое лицо выступает в качестве работника — наемного менеджера, — трудовым правом. …Гражданское и трудовое право регулируют в данном случае два разных типа правоотношений между физическим лицом и хозяйственным обществом…» . ——————————— См.: Пашин В. М. Указ. соч. С. 35 — 36.

В настоящее время в юридическом сообществе активно обсуждается подготовленный Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства проект изменений Гражданского кодекса РФ . В п. 4 ст.

53 проекта части первой ГК РФ указано: отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в его органы, регулируются Кодексом и иным законодательством о юридических лицах.

В той части, в какой эти отношения не урегулированы указанным законодательством, к трудовым отношениям таких лиц применяется законодательство РФ о труде.

Таким образом, по мнению авторов законопроекта, и на трудовые отношения должны распространяться нормы законодательства о юридических лицах, и только в той части, в которой эти отношения не урегулированы корпоративным законодательством, к трудовым отношениям с участием лиц, входящих в органы общества, будет применяться законодательство о труде. Думается, что ученые и специалисты, представляющие отрасль трудового права, будут возражать против такой экспансии гражданско-правового регулирования за рамки трудовых отношений. ——————————— Проект опубликован по решению Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства // Доступно на официальном сайте ВАС РФ http://www. arbitr. ru.

С моей точки зрения, рассуждения о приоритете или даже о большей «важности» той или иной отрасли напоминают детское стихотворение С. Михалкова с примирительным итогом: «все профессии нужны, все профессии важны».

Полагаю, что между физическим лицом — директором и хозяйственным обществом возникают как трудовые отношения (субъектами которых являются общество как работодатель и директор как работник в должности руководителя организации), так и корпоративные (субъектами которых выступают общество как корпорация и ее единоличный исполнительный орган). С таким подходом согласен и С.

Могилевский, который отмечает: «Мы имеем дело с правовым феноменом, когда единоличный исполнительный орган выступает в качестве некоего двуликого Януса, одновременно являясь и органом, и наемным работником.

В отношении работника применяются нормы трудового права, но деятельность единоличного исполнительного органа, как, впрочем, и любого другого органа хозяйственного общества, например общего собрания или совета директоров, регулируется нормами корпоративного права.

Поэтому каждый раз, пытаясь определить отраслевую принадлежность правовых регуляторов, необходимо понимать то, что будет ими регулироваться: труд физического лица как наемного работника или деятельность органа юридического лица как его организационно-обособленной части. Смешение этих вопросов неминуемо приведет к путанице в использовании данных регуляторов и, как следствие, к ошибкам» . ——————————— Могилевский С. Д. Общество с ограниченной ответственностью. М., 2010. С. 342.

Статус руководителя организации был предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который, в частности, отметил: «В силу заключенного трудового договора руководитель организации в установленном порядке реализует права и обязанности лица как участника гражданского оборота, в том числе полномочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом организации…» (Постановление от 15 марта 2005 года N 3-П). Особенности регулирования труда руководителя организации закреплены в главе 43 и других статьях ТК РФ . Согласно нормам указанной главы права и обязанности руководителя в области трудовых отношений определяются в том числе учредительными документами организации, локальными нормативными актами, трудовым договором. ——————————— Об особенностях регулирования труда руководителя см.: Шиткина И. С. Соотношение корпоративного и трудового законодательства при регулировании правового положения единоличного и членов коллегиального исполнительных органов // Хозяйство и право. 2007. N 2. С. 52.

Двуединая природа лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа, порождает ряд теоретических и практических вопросов. Рассмотрим некоторые из них. Среди специалистов ведется дискуссия о правовой природе договора, который заключается с лицом, исполняющим функции единоличного исполнительного органа.

Указанная дискуссия выходит за рамки теоретического вопроса, поскольку от его решения в значительной степени зависит правоприменительная практика. Ю. Орловский в числе многих других специалистов в области трудового права полагает, что природа отношений с руководителем организации — трудоправовая . Возражая против «банальной» трудовой природы договора с единоличным исполнительным органом, Э.

Мартиросян отмечает: «Человек с печатью в руках, имеющий право сделать любую бумагу, по которой обязанности будет нести юридическое лицо, не может иметь статус наемного работника, поскольку он представляет юридическое лицо и распоряжается его имуществом. А это предмет правового регулирования гражданского права» . Л.

Санникова высказывает особую точку зрения, что «отношения найма обладают всеми признаками для причисления их к предмету гражданского права, что дает основания конструировать модель гражданско-правового по своей природе правоотношения найма труда» . По мнению С.

Бушевой, придание единоличному исполнительному органу корпорации самостоятельного статуса посредством смешения его со статусом физического лица, осуществляющего управленческие функции, вообще влечет за собой эклектику гражданских, трудовых и административных правоотношений . ——————————— Трудовое право России: Учебник. 2-е изд. / Отв. ред. Ю. П. Орловский, А. Ф. Нуртдинова. М., 2008 (§ 5 гл.

XVI). Мартиросян Э. В. Правовое положение руководителя организации // Трудовое право. 2000. N 1. С. 12. Санникова Л. В. Договор найма труда в России. М., 1992. С. 72. Бушева С. Г. Орган юридического лица: правовой статус и соотношение со смежными институтами // Законодательство. 2005. N 3. С. 32.

Источник: http://center-bereg.ru/n1152.html

ИННы учредителей, членов исполнительного органа и лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

Приветствую Вас, уважаемые друзья! Несколько слов о том, почему я решил написать данную статью. Как Вы уже знаете, вступивший в силу 44-ФЗ, принес в нашу с вами жизнь массу сюрпризов.

И одним из них стало, казалось бы, довольно «безобидным» требование к участникам заказа —  предоставление наряду с другими сведениями идентификационного номера налогоплательщика (ИНН) учредителей, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа участника закупки.

Данное требование прямо установлено для участия в открытом конкурсе (пункт 1 части 2 статьи 51), в электронном аукционе (пункт 1 части 5 статьи 66), и в запросе котировок (пункт 4 части 3 статьи 73).

Отсутствие этих данных (ИНН) в заявке участника является причиной отклонения такой заявки.

В случае же внесения сведений об участнике закупки в реестр недобросовестных поставщиков (РНП) в него,  т.е.

в реестр, согласно пункта 2 части 3 статьи 104, также вносится следующая информация: наименование, идентификационный номер налогоплательщика юридического лица или для иностранного лица в соответствии с законодательством соответствующего иностранного государства аналог идентификационного номера налогоплательщика, являющегося учредителем юридического лица, указанного в части 2 статьи 104, фамилии, имена, отчества (при наличии) учредителей, членов коллегиальных исполнительных органов, лиц, исполняющих функции единоличного исполнительного органа юридических лиц, указанных в части 2 статьи 104.

Однако, как показала практика данное требование, установленное 44-ФЗ, вызвало массу вопросов и затруднений в понимании, как со стороны заказчиков, так и со стороны поставщиков.

Тем более что участились случаи отклонения заявок участников по причине отсутствия ИННов учредителей, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа участника закупки.

Как вы знаете, согласно пункта 4 статьи 3 44-ФЗ участником закупки может быть любое юридическое лицо независимо от его организационно-правовой формы, формы собственности, места нахождения и места происхождения капитала или любое физическое лицо, в том числе зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя.

Однако Налоговый кодекс РФ ст.ст. 83, 84 НЕ ОБЯЗЫВАЕТ физических лиц получать ИНН.

Постановка на учет физических лиц, не являющихся ИП, но уплачивающих налоги, например, налог на имущество или землю, осуществляется налоговой инспекцией «заочно» на основании информации, представленной Загсом, ГИБДД, паспортно-визовой службой, регистрационной палатой и другими органами, перечисленными в статье 85 НК РФ. У этих граждан нет обязанности, в отличие от ИП, получать свидетельство ИНН, они могут получить его только по своему желанию.

Но есть люди, которые, не являясь  ИП, должны получить данное свидетельство, в силу своих профессиональных обязанностей. Это государственные служащие, руководители предприятий, главные бухгалтера и ряд других категорий работников.

Теперь несколько слов о выписке из ЕГРЮЛ. В данной выписке должны содержаться сведения об учредителях (участниках) юридического лица (Постановление № 438 от 19.06.2002 г). Обратите внимание на п.п. «л» п.

1 приложения 2 данного Постановления, в котором указано что в ЕГРЮЛ должны быть также указаны сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица (фамилия, имя, отчество, должность, реквизиты документа, удостоверяющего личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, ИНН (ПРИ НАЛИЧИИ)). Т.е. из этого следует, что ИНН может быть, а может и не быть.

Идем далее…

Все выписки из ЕГРЮЛ организаций, с которыми мне посчастливилось работать, и которые прошли лично через мои руки имели соответствующий раздел «Сведения об учредителях (участниках) юридического лица – физических лицах». В данном разделе были указаны ФИО участников, ИНН и сведения о доле в уставном капитале. Однако в некоторых выписках такие сведения об учредителях и вовсе отсутствуют.

А формулировка в выписке из ЕГРЮЛ «Учредители (участники) юридического лица» не позволяет сразу понять, кто из указанных участников является учредителем. Также на практике можно столкнуться и с такой ситуацией, когда в составе участников общества на момент участия в закупке нет ни одного учредителя, например, учредитель вышел из состава участников и т.д.

В связи с этим возникает вопрос, как эти сведения представить Заказчику и в каком виде?

Если требуемые ИНН указаны в выписке ЕГРЮЛ, то было бы логично их повторно не указывать, однако если заказчиком предусмотрена определенная форма с соответствующей графой, то необходимо эти сведения продублировать и в форме.

А если этой формы нет?

В данном случае можно сделать свою собственную произвольную форму с указанием требуемых сведений. Например, Форма «Сведения об ИНН учредителей, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа участника закупки согласно требований п.1 ч.2 ст. 51 44-ФЗ».

А как быть в том случае, если сведений об ИНН в выписке ЕГРЮЛ нет?

Если данные об учредителях и их ИНН есть, но они отсутствуют в выписке, то также предоставляете эти данные в произвольной форме, как было описано выше. Однако возникает встречный вопрос: как Заказчик будет проверять достоверность этих сведений?

А если ИНН нет, то как быть?

Будет ли для заказчика достаточным обычного декларирования, что ИНН отсутствует по такой-то причине и что его наличие для определенных лиц не является обязательным? Думаю, что в данном случае все будет зависеть от конкретно взятого Заказчика.

Если же ИНН нет, а заявку отклонили, то не будет ли это являться ограничением конкуренции?

Пока судебной практики и официальных разъяснений ФАС по данному вопросу нет, остается лишь гадать, в каких случаях заявку при отсутствии ИНН считать соответствующей требованиям, а в каких нет? Действительно такая проблема в настоящий момент существует, и она требует официальных разъяснений.

P.S.:

Источник: https://zakupkihelp.ru/uchastniku-zakupok/inny-uchreditelej.html

Передача полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации

Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа
Сергей Родионов управляющий партнер ООО «Студия Права»

При формировании группы компаний неизбежно возникает вопрос об организации управления в получившемся образовании.

Если вопросу организации управления не уделять достаточно внимания, то через некоторое время группа компаний превращается в группу лиц, беспорядочно, хаотично аффилированных друг с другом: например, директора одной компании оказываются учредителями в другой, а та, в свою очередь, держит стратегические активы, и весь этот ком взаимных связей необходимо учитывать как при документальном оформлении корпоративных процедур, так и при организации налоговой отчетности. В случае же корпоративного конфликта и необходимости разделения бизнеса запутанность внутренних связей также не способствует спокойному и грамотному разрешению спора.

Исходя из предложенного понимания проблемы, специалисты разработали ряд мероприятий, позволяющих при правильном применении структурировать бизнес, разделить риски между отраслевыми компаниями, входящими в группу компаний, изолировать стратегические активы от общехозяйственных рисков, организовать управление компанией и структурировать бизнес-процессы.

Одним из таких мероприятий является передача функций единоличного исполнительного органа юридического лица (далее условно – «Генерального директора») другой организации или индивидуальному предпринимателю («Управляющему»).

Суть мероприятия заключается в том, что вместо назначения того или иного физического лица на должность Генерального директора компания заключает гражданско-правовой договор с другим юридическим лицом («управляющая организация») или индивидуальными предпринимателем («управляющий»); для краткости далее назовем их «Корпоративным управляющим».

В рамках упомянутого договора Корпоративный управляющий получает полномочия, которые обычно передают Генеральному директору, и принимает на себя соответствующие обязанности, связанные с корпоративным управлением.

Сама по себе предложенная конструкция не является чем-то принципиально новым, скорее – она применяется незаслуженно редко в силу ее некоторой необычности. Кроме того, нередки случаи ошибочного понимания термина «Корпоративное управление», смешивание его с другими терминами гражданского права.

Поэтому необходимо сразу разграничить обсуждаемый институт «Корпоративного управляющего» от других институтов гражданского права, участники которых имеют сходное наименование (в частности, «внешний, арбитражный управляющий» в процедуре банкротства и «доверительный управляющий» в договорах доверительного управления имуществом).

Корпоративный управляющий не имеет ничего общего ни с внешним, арбитражным управляющим, ни с доверительным управляющим. Внешнее сходство наименований – единственное, что их объединяет.

Задачи корпоративного управляющего – осуществление именно корпоративного управления юридическим лицом, выполнение корпоративных функций Генерального директора.

При этом возможно (а иногда – крайне желательно) изъять у Корпоративного управляющего функцию хозяйственного управления, ограничив его полномочия исключительно корпоративным управлением. Все перечисленные особенности могут и должны быть отражены в соответствующем договоре.

Считаю необходимым уделить особое внимание такому разграничению, поскольку на практике при обсуждении вопроса о корпоративном управлении очень часто встречается смешение понятий и, как следствие, полная неразбериха при дальнейшем обсуждении, вплоть до полного непонимания предмета обсуждения.

Правовая основа

Возможность передачи полномочий единоличного исполнительного органа (Генерального директора) коммерческой организации или индивидуальному предпринимателю прямо предусмотрена в статье 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и в статье 69 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Практическое применение

На практике механизм «корпоративного управляющего» широкого применения пока не нашел, хотя очевидно, что он удобен для применения в холдинговых структурах, в группах связанных компаний, когда аффилированность не рассматривается как решающий недостаток.

Что же дает такая «передача власти»?

Причин для более внимательного рассмотрения института «корпоративного управляющего» – несколько. Рассмотрим некоторые из них – не в порядке важности.

Структурирование группы компаний в холдинг. В холдинговой структуре вполне логичным выглядит централизация исполнительной власти.

В идеальной схеме головная компания холдинга не занимается ни производством, ни торговлей, ни иной хозяйственной деятельностью, ее задача – организация управления, предоставление «отраслевым» компаниям холдинга управленческих услуг (например, бухгалтерские, юридические, финансовые, аналитические, маркетинговые услуги, IT-поддержка).

А значит, головная компания, обеспечивая компании холдинга перечисленными услугами, предлагает холдингу единый стандарт управления, документооборота группы компаний, в известной степени стандартизированные документы, договоры, методы анализа и минимизации рисков.

При этом достигается минимизация расходов на содержание аппарата перечисленных подразделений, выполняющих, по большому счету, функцию поддержки основных (продающих или производственных) компаний холдинга. Передача полномочий единоличного исполнительного органа корпоративному управляющему упрощает задачи координации действий компаний холдинга, управления финансовыми потоками, управления рисками, налогового планирования.

Кроме того, привлечение Корпоративного управляющего решает еще одну немаловажную задачу.

При назначении на должность Генерального директора наемного менеджера нередко возникает вопрос, можно ли как-либо ограничить свободу действий нового директора, хотя бы на время испытательного срока. По действующему корпоративному праву полномочия Генерального директора не только практически безграничны, но и ограничение их договором или иным соглашением – мера не бесспорная.

Привлечение Корпоративного управляющего позволяет оговорить как полномочия Корпоративного управляющего, так и порядок принятия им тех или иных решений.

Так, в прилагаемом проекте договора на корпоративное управление предусмотрен такой механизм, как получение Корпоративным управляющим директив Общего собрания.

Таким образом, контроль за действиями Корпоративного управляющего со стороны учредителей, участников Общества, может быть сконструирован так, как это отвечает действительным договоренностям сторон. Меньше неявных договоренностей – меньше поводов для конфликта.

Вместе с приобретаемыми очевидными выгодами передача полномочий единоличного исполнительного органа корпоративному управляющему может вызвать некоторые затруднения в повседневной деятельности, если при формировании рассматриваемой структуры управления будут нарушены или недостаточно тщательно соблюдены необходимые корпоративные процедуры. Рассмотрим их подробней.

Принятие решения о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» (статья 42), устанавливает:

«1. Общество вправе передать по договору осуществление полномочий своего единоличного исполнительного органа управляющему.

2. Общество, передавшее полномочия единоличного исполнительного органа управляющему, осуществляет гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющего, действующего в соответствии с федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и уставом общества.

3.

Договор с управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества, либо, если решение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества или лицом, уполномоченным решением совета директоров (наблюдательного совета) общества».

Аналогичные по содержанию нормы содержатся в статье 69 Федерального закона «Об акционерных обществах»:

«По решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). Решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества.»

Такие же нормы содержатся в тексте статей 91, 103 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Первое условие: для такой передачи: ее возможность должна быть предусмотрена Уставом общества.

Второе условие: решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему должно быть принято высшим органом управления; в случае с ООО – это Общее собрание участников; для акционерного общества – Общее собрание акционеров, причем во втором случае – только по предложению Совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Оформление передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации.

Упомянутые выше акты прямо указывают на то, что для передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющему необходимо заключить соответствующий договор.

Договор с корпоративным управляющим подписывается от имени общества лицом, председательствовавшим на общем собрании участников общества, утвердившем условия договора с корпоративным управляющим, или участником общества, уполномоченным решением общего собрания участников общества.

Гражданский кодекс не содержит характеристики такого договора, как договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа юридического лица. Однако это не является основанием для отказа от создания такого договора самостоятельно, основываясь на целях, задачах и методах, присущих управляющему и единоличному исполнительному органу.

Несмотря на некоторую дискуссионность, мы имеем все основания утверждать, что такой договор является смешанным, композитным договором, имеющим в себе элементы договора на оказание услуг и агентского договора.

Практика корпоративного строительства подтверждает право такой точки зрения на существование, и созданные специалистами «Студии Права» по такой модели договоры на передачу функций единоличного исполнительного органа управляющему прошли проверку в реальных жизненных ситуациях.

Вывод – предложенный подход вполне работоспособен и применим в реальной жизни.

Особенности практического применения института корпоративного управляющего.

Рассмотрим практические вопросы деятельности компании, полномочия единоличного исполнительного органа (Генерального директора) которой переданы управляющему.

Если, в соответствии с действующим законодательством, функции единоличного исполнительного органа (Генерального директора) переданы управляющему – индивидуальному предпринимателю, вопрос о том, кто именно подписывает документы от имени управляемого общества, не возникает: документы подписывает индивидуальный предприниматель, которому переданы функции единоличного исполнительного органа. Совершенно иная ситуация – в случае, если управление передано управляющей организации (корпоративному управляющему).

Как следует из положений статьи 69 Федерального закона РФ № 208-ФЗ от 26.12.

1995 «Об акционерных обществах», руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества; единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

Аналогичная по содержанию норма содержится в статье 40 Федерального закона № 14-ФЗ от 08.02.1998 «Об обществах с ограниченной ответственностью», в соответствии с которой единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки.

Таким образом, управляющая организация является лицом, представляющим интересы управляемого общества без доверенности.

Но вправе ли руководитель управляющей организации подписывать документы от имени управляемого юридического лица? Представляется, что ответ на этот вопрос – положительный, поскольку руководитель управляющей организации, в соответствии с процитированными выше нормами корпоративного законодательства, является ее же представителем.

В то же время возможны варианты, когда непосредственное осуществление функций единоличного исполнительного органа общества поручено не руководителю управляющей организации, а одному из ее сотрудников, являющихся специалистом в корпоративном управлении.

Во избежание разночтений по этому вопросу рекомендуем уже в договоре о передаче полномочий единоличного исполнительного органа (Генерального директора) корпоративному управляющему указать конкретное лицо, которое будет подписывать документы от имени управляемого общества.

При этом физическому лицу, осуществляющему деятельность по корпоративному управлению, необходимо будет выдать доверенность от имени управляющей организации.

В отдельных случаях для подтверждения полномочий управляющего может потребоваться полный пакет документов, включающий:

  • устав управляемого общества,
  • протокол Общего собрания акционеров управляемого акционерного общества (или Общего собрания участников – в случае Общества с ограниченной ответственностью), на котором принято решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющему;
  • договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа;
  • устав управляющей организации;
  • приказ о назначении генерального директора управляющей организации;
  • доверенность от имени управляющей организации на физическое лицо, непосредственно осуществляющее функции корпоративного управляющего.

Таким образом, использование института корпоративного управляющего позволяет сосредоточить управление в рамках одного юридического лица – головной компании холдинга; позволяет уменьшить затраты на административное управление; создать внятную и управляемую структуру группы компаний с понятной и логичной иерархией.

Приложение: ДОГОВОР № 1-ГД о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью «Веселая компания» управляющему

Версия для печати  

Источник: https://www.cfin.ru/management/strategy/holdings/management_co.shtml

1.4. Ответственность лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа и членов коллегиального исполнительного органа акционерного общества

Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

 Согласно действующему законодательству (абз. 1 п. 3 ст. 103 ГК и абз. 1 п. 1 ст. 69 Закона об АО) руководство текущей деятельностью общества осуществляют его исполнительные органы.

 Первоначально ГК предусмотрел возможность как раздельного (либо единоличный, либо коллегиальный исполнительный орган), так и одновременного функционирования в обществе единоличного и коллегиального исполнительного органа (абз. 1 п. 3 ст. 103 ГК).

 Однако принятый Закон об АО изменил схему текущего управления акционерным обществом, сведя все возможные варианты сочетания органов управления к следующим:

 — единоличный исполнительный орган;

 — единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган (абз. 1 п. 1 ст. 69 Закона об АО).

 В компетенцию исполнительного органа общества входят все вопросы руководства текущей деятельностью общества, кроме тех, которые отнесены к компетенции общего собрания акционеров или совета директоров (наблюдательного совета) общества. Таким образом, законодатель устанавливает общую компетенцию исполнительных органов по отношению к компетенции других органов и подчеркивает, что это остаточная компетенция *(519).

 К сожалению, необходимо признать, что положения ГК и Закона об АО, посвященные компетенции исполнительных органов, отличаются абстрактностью и расплывчатостью формулировок.

Это тем более странно, что неясность отдельных положений может привести к конфликту между различными участниками акционерных отношений, а ведь от конфликта с рядовым работником общество рискует потерять гораздо меньшие средства, нежели в случае конфликта с лицом, исполняющим функции единоличного исполнительного органа или являющимся членом коллегиального исполнительного органа *(520).

 В связи с этим в целях подробной регламентации компетенции исполнительных органов акционерным обществам целесообразно как можно подробнее раскрыть и отразить в своих уставах и внутренних документах компетенцию данных органов общества *(521). Подробная регламентация компетенции исполнительных органов возможна и в соответствующих договорах, заключаемых с лицом, осуществляющим функцию единоличного исполнительного органа, и членами коллегиального исполнительного органа *(522).

 В случае законодательного закрепления стандартов поведения лиц, осуществляющих управление в акционерном обществе, особое внимание должно быть уделено поведению лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа.

 Дело в том, что именно это лицо в большинстве случаев осуществляет текущую деятельность акционерного общества, без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штат, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества (абз. 3 п. 2 ст. 69 Закона об АО).

 Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, приобретает возможность использовать свое должностное положение в корыстных целях, что в свою очередь будет причинять убытки акционерному обществу. Данное обстоятельство приводит к тому, что основная масса судебных исков, подаваемых в рамках ст. 71 Закона об АО, относится к лицам, осуществляющим полномочия единоличного исполнительного органа общества *(523).

 Говоря о коллегиальном исполнительном органе акционерного общества, необходимо учитывать, что он, как и совет директоров, является коллегиальным органом.

Следовательно, к членам коллегиального исполнительного органа применимы отмеченные выше особенности ответственности членов совета директоров (противоправное поведение, как правило, проявляется в виде действия, предстающего в форме ания по вопросу повестки дня исполнительного органа, и те члены коллегиального исполнительного органа, которые не принимали участия в ании или али против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, ответственности не несут — см. абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО).

 В отечественном законодательстве не получила отражения концепция теневых директоров, широко используемая странах с англосаксонской системой права.

 Обратимся к опыту Великобритании. В частности, ст. 741 (2) Закона о компаниях 1985 г. закрепляет правило о том, что теневым директором компании является лицо, в соответствии с указаниями которого директора компании обычно действуют *(524). Следует особо подчеркнуть, что советники (консультанты), которые дают советы на профессиональной основе, не являются теневыми директорами *(525).

 Необходимо провести разграничительную черту между советами профессионалов и указаниями третьих лиц. Если в первом случае директор компании может, выслушав совет, отказаться от его реализации, то в силу определенных обстоятельств во втором случае он не может проигнорировать указания данного лица.

 Для более полного понимания подхода английских правоведов к проблеме теневых директоров целесообразно обратиться к судебной практике. Так, судья Милетт отмечал, что для признания лица теневым директором компании следует установить следующее:

 а) кто является директорами компании (де-факто или де-юре);

 б) получали ли данные директора компании персональные указания (инструкции) в отношении ведения дел компании от лица, которое привлекается к ответственности как теневой директор;

 в) действовали ли они согласно полученным указаниям (инструкциям);

 г) являлось ли для них такое поведение обычным (постоянным) *(526).

 В российском акционерном законодательстве есть положение, которое, казалось бы, в отдельных случаях может быть применено к лицам, называемым в англосаксонской системе права «теневые директора». Речь идет о п. 3 ст.

3 Закона об АО, устанавливающем субсидиарную ответственность по обязательствам акционерного общества в случае его несостоятельности со стороны акционеров или других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия.

 Однако в действительности применить к определенному лицу данное положение будет довольно проблематично, так как необходимо доказать наличие у привлекаемого к ответственности лица права давать указания именно обществу. Итак, возникает вопрос — необходимо ли включить в отечественное акционерное законодательство положение об ответственности так называемых «теневых директоров»?

 Сторонником подобного изменения законодательства является Р.С. Кравченко.

Он выступает за включение норм об обязательствах и ответственности теневых директоров в российское законодательство о юридических лицах, что, по его мнению, могло бы способствовать исключению случаев использования в органах управления российских акционерных обществ подставных лиц, которых невозможно привлечь к ответственности (последние не обладают достаточными материальными активами для возмещения возможного вреда) *(527).

 Несмотря на всю привлекательность изложенного предложения, вряд ли можно его поддержать и вот почему.

 Во-первых, акционерное общество может гарантировать себе полное возмещение причиненных убытков с помощью института страхования гражданско-правовой ответственности управляющих.

 Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев будет практически нереально доказать, что определенное лицо фактически является теневым директором.

Письменные доказательства собрать будет сложно, а свидетельские показания вряд ли можно считать достаточным основанием для признания лица теневым директором.

В случае же если положение о теневых директорах все-таки будет закреплено в действующем законодательстве, соответствующая норма превратится в еще одну «мертвую» норму акционерного законодательства.

 Сравнительно недавно в действующем законодательстве появилось положение о временном единоличном исполнительном органе (п. 4 ст. 69 Закона об АО) и временном коллегиальном исполнительном органе (абз. 1 п. 2 ст. 70 Закона об АО).

 Предусмотрев возможность появления в структуре акционерного общества этих временных органов, законодатель достаточно небрежно отнесся к вопросу об их ответственности. В частности, в ст.

71 Закона об АО идет речь об ответственности не лица, осуществляющего функции временного единоличного исполнительного органа, а непосредственно об ответственности временного единоличного исполнительного органа, хотя орган юридического лица, не являясь субъектом права, не может нести ответственность.

Таким образом, повторяется недоработка, допущенная при определении ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа, что уже было отмечено ранее.

 Кроме того, законодатель не предусмотрел возможность привлечения к ответственности членов временного коллегиального исполнительного органа. Это создает впечатление, что члены данного временного органа управления не подлежат ответственности в рамках ст. 71 Закона об АО.

 Таким образом, очевидна необходимость внести соответствующие изменения в ст. 71 Закона об АО, указав в ней в качестве субъекта ответственности лицо, осуществляющее полномочие временного единоличного исполнительного органа, а также членов временного коллегиального исполнительного органа.

 Особое место среди лиц, осуществляющих управление акционерным обществом, занимают управляющие организации и управляющие. Согласно абз. 3 п. 1 ст. 69 Закона об АО по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

 Как верно замечает Д. Степанов, уникальность института управляющего (управляющей организации) хозяйственным обществом заключается в том, что он непосредственно разрушает традиционное понимание корпоративной структуры, поскольку допускает замещение исполнительного органа хозяйственного общества другим коммерсантом или организацией *(528).

 Существует мнение, согласно которому акционерное общество и управляющая организация (управляющий) могут заключить один из двух гражданско-правовых договоров: смешанный договор, элементами которого могут быть положения о доверительном управлении имуществом и агентировании по типу поручения, или же смешанный договор, элементами которого могут быть положения договора о возмездном оказании услуг и положения агентского договора по типу поручения *(529).

 С этим мнением нельзя согласиться, в противном случае придется свести процесс управления юридическим лицом к управлению принадлежащим ему имуществом. С этим согласен и С.Д. Могилевский, также полагающий, что договор, заключаемый с управляющей организацией (управляющим), нельзя определить как договор доверительного управления имуществом *(530).

 Скорее всего договор, заключаемый между управляющей организацией (управляющим) и акционерным обществом, является возмездным договором на оказание юридико-фактических услуг *(531).

 Одной из особенностей статуса, а следовательно, и ответственности управляющей организации выступает то, что она является юридическим лицом. Это значит, что управляющая организация не подлежит уголовной ответственности (ст. 19 УК), а также к ней не может быть применен такой вид административного наказания, как дисквалификация (ч. 1 ст. 3.11 КоАП).

 Однако из этого не вытекает то, что к уголовной или административной ответственности не может быть привлечено лицо, осуществляющее руководство управляющей организацией.

 Некоторые авторы обращают внимание на то, что в качестве управляющей организации, как правило, выступают юридические лица, не обремененные излишним имуществом, а следовательно, не способные возместить существенные убытки *(532).

 Однако, как уже отмечалось, данная проблема может быть решена при помощи страхования ответственности управляющих организаций.

 В материале, посвященном ответственности дочерних обществ, упоминалось о существовании мнения о том, что управляющая организация является основным обществом по отношению к управляемому ей юридическому лицу. С этим нельзя согласиться, и следовательно, здесь нельзя говорить об особом режиме ответственности основного общества по долгам дочернего.

 Таким образом, управляющая организация несет гражданско-правовую ответственность на основании ст. 71 Закона об АО.

Источник: http://adhdportal.com/book_954_chapter_31_1.4._Otvetstvennost_li,_osushhestvljajushhikh_funkiiedinolichnogo_ispolnitelnogo_organa_i_chlenov_kollegialnogo_ispolnitelnogoorgana_akionernogo_obshh.html

Сведения об ИНН учредителей по 44-ФЗ + скачать образец

Лица исполняющего функции единоличного исполнительного органа

Вторая часть заявки на участие в электронном аукционе должна содержать все основные сведения об организации, которая претендует на заключение контракта.

В некоторых случаях может вызвать трудности требование указать идентификационный номер налогоплательщика учредителей, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа участника закупки.

При отсутствии таких сведений заявка на участие в закупочной процедуре отклоняется. В данной статье мы постараемся разобраться со всеми аспектами данного вопроса.

Чей ИНН должен быть указан в заявке

Согласно нормам статьи 66 44-ФЗ во второй части заявок на участие в электронном аукционе должен быть указан идентификационный номер налогоплательщика (при наличии), а именно:

  1. Учредителей компании. В роли учредителя выступает юридическое или физическое лицо, которое выступило основателем организации. Решение о создании компании оформляется в письменном виде, заключается учредительный договор. После этого проводится регистрация юридического лица в налоговой и других инстанциях. Сведения об учредителе прописываются в выписке из ЕГРЮЛ. Там же указан и его ИНН.
  2. Членов коллегиального исполнительного органа компании. Согласно статье 70 закона «Об акционерных обществах» каждая такая организация должна утвердить для себя коллегиальный орган АО. Делается это на общем собрании всех акционеров. Порядок формирования исполнительного органа прописывается в Уставе организации. Число членов может быть различным в зависимости от численности сотрудников фирмы. Для компаний со штатом менее 50 работников, количество членов коллегиального органа не превышает 6 человек. Если штат более 300 сотрудников, то число членов от 8 до 9 человек. ИНН каждого из них должен быть приведен во второй части заявки.
  3. Лица, выполняющего обязанности единоличного исполнительного органа компании. Им является человек, который единолично руководит коммерческой организацией и отчитывается перед высшим органом управления. Чаще всего такое лицо в нашей стране называется директором, коммерческим директором, председателем правления, президентом и так далее.

Аналогичные требования устанавливаются и к открытым конкурсам. Отсутствие в заявке ИНН вышеперечисленных лиц является прямым основанием для отклонения. 

Для чего необходимо

ИНН учредителей необходимы для того, чтобы заказчик мог безошибочно идентифицировать участника закупки, сведения о котором содержатся в реестре недобросовестных поставщиков. По мнению законодателей, такие меры помогут предотвратить создание новых юридических лиц для участия в государственных закупках. 

Согласно части третьей статьи 104 44-ФЗ в РНП вносится информация о недобросовестном поставщике.

Отображается ИНН компании, данные об учредителях, членах коллегиального органа и лицах, исполняющих обязанности единоличного исполнительного органа.

Таким образом, имея сведения об ИНН указанных лиц, заказчик может определить, были ли ранее ими образованы компании, которые выступали недобросовестными поставщиками по государственным заказам.  

Как правильно указать на ЭТП

В принципе, ИНН учредителей компании прописывается в ЕГРЮЛ. Этого должно быть вполне достаточно и повторно дублировать сведения необходимости нет. В обязанности заказчика входит детальное изучение всех документов, входящих в заявку участника.

Если необходимых сведений в официальных документах нет, следует составить сопроводительное письмо. Оно оформляется на официальном бланке организации.

В тексте прописываются имена учредителей, членов коллегиального органа или лица, единолично исполняющего обязанности исполнительного органа, а также их ИНН. Лучше оформлять все сведения в виде таблицы.

Это позволит избежать каких-либо претензий заказчика. 

Многие поставщики прикладывают в составе второй части заявки полную анкету, составленную на официальном бланке организации. В нее заносятся все основные сведения, в том числе и ИНН учредителей.

Такой вариант позволит избежать последующих возможных вопросов заказчика и облегчит работу специалистов по закупкам.

Также некоторые торговые площадки (например РТС-тендер) просят указать эти данные в отдельном поле.

В законе нет прямого указания на то, что ИНН необходимо подтверждать официальными документами, полученными в налоговом органе. Вполне достаточно просто указать номер.

Судебная практика

В последнее время случаев отклонения заявки из-за отсутствия ИНН учредителей становится все больше. Мнение судей по вопросу правомерности таких действий заказчика разделились.

В апреле 2015 года апелляционный суд Санкт-Петербурга оставил в силе решение УФАС в пользу участника, чья заявка была отклонена за отсутствие в ней сведений об ИНН учредителей. Суд мотивировал это тем, что участник был аккредитован на электронной торговой площадке.

Следовательно, им предоставлялись все необходимые сведения о компании, в том числе выписка ЕГРЮЛ, в которой содержится ИНН учредителя. Исходя из этого, суд посчитал, что заказчик не до конца изучил все документы, входящие в заявку и неправомерно не допустил участника.

В марте того же года Омский апелляционный суд вынес противоположное решение по аналогичному делу. Доводы потенциального поставщика о том, что сведения об ИНН содержатся в выписке из ЕГРЮЛ, были приняты неубедительными. По мнению судей, информация должна быть в обязательном порядке продублирована во второй части заявки.

Чтобы избежать спорных ситуаций участникам государственных закупок рекомендуется прикладывать ко второй части заявки отдельное письмо с полной расшифровкой всех учредителей и их ИНН. Если же заявка была отклонена, необходимо обращаться с жалобой в УФАС.

Скачать образец заполнения

Источник: https://goszakupkirf.ru/poleznye-stati/187-inn

Юрист Барсов
Добавить комментарий